— Хочешь избежать критики - ничего не делай
(342) 211-04-96
skr-ips@mail.ru
614067, г. Пермь
ул. Высоковольтная 11
ЦЕЛЛЮЛОЗНО-БУМАЖНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ НЕФТЕГАЗОВАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ХИМИЧЕСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ПИЩЕВАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
ИНПРОМСТРОЙ / Форум / Статьи и мнения / Личное мнение: Развитие нефтегазового инжиниринга через независимые компании

Личное мнение: Развитие нефтегазового инжиниринга через независимые компании

Личное мнение: Развитие нефтегазового инжиниринга через независимые компании
Добавлено: 2016-04-10 17:42:27
Хороший Друг
Хороший Друг
Зарегистрирован: 10.04.2016

Сообщений: 1 ( просмотреть )
Личное мнение: Развитие нефтегазового  инжиниринга через независимые компании
В настоящее время рынок инжиниринговых услуг, а вместе с ним и инжиниринговые компании, переживают “болезненный” переход из ранее выстроенной советской системы оказания инжиниринговых услуг через отраслевые институты, заказчиками которых являлось государство в лице министерств и ведомств, в систему с формирующимися рыночными отношениями между заказчиками и исполнителями в лице коммерческих предприятий с разным уровнем аффилированности и непрерывного поиска и адаптации бизнес-моделей к текущим условиям рынка. Этот переход не мог не отразиться на бывшем некогда мощным инженерном потенциале, который фактически утрачен. За тот период произошло внедрение на российский рынок иностранных инжиниринговых компаний, особенно в тех проектах, где требовались высокотехнологичные решения. Это способствовало потери конкурентоспособности российских инжиниринговых компаний, поскольку прекратилось развитие технологий.

Нет сомнений, что эффективность производств и финансовые показатели добывающих и перерабатывающих предприятий нефтегазового сектора напрямую зависят от уровня развития сервисных инжиниринговых компаний, а точнее сказать, от уровня технологичности, если угодно, инновационности, применяемых ими технико-экономических решений и качеством их реализации. Однако где и кто должен развивать технологии, попробуем ответить на этот вопрос.

Государство в лице министерств и ведомств является тем институтом, которое может финансировать развитие технологий в долгосрочной перспективе, подобно тому, как это делается в фундаментальной науке. Именно так все и было в советское время, когда научно-исследовательские работы (НИР) и проектно-изыскательские работы (ПИР) профильными министерствами и ведомствами заказывались в НИПИ (научно-исследовательских и проектных институтах). Именно в то время проектные организации получали сложные государственные заказы в виде НИР и ПИР, выполняли их, развивались и имели достаточные ресурсы и технологии для оказания комплексных услуг на высоком технологическом уровне. Когда советской системы не стало, были застойные времена, после которых мы утратили прежде мощный инжиниринговый потенциал, и теперь значительно уступаем глобальным иностранным инжиниринговым компаниям. В современное время ответственность за развитие технологий сосредоточилась в трех типах НИПИ с точки зрения их принадлежности: государственных НИПИ, НИПИ при ВИНК (вертикально-интегрированных нефтегазовых компаниях) и независимых НИПИ.

С одной стороны, все компании понимают, что технологии – это основной средне-долгосрочный конкурирующий фактор, который гарантирует стратегию устойчивого роста компании и спрос на ее услуги. С другой стороны, для развития технологии требуются условия, созданные государством, и инвестиции для сокращения существенного отставания по сравнению с иностранными инжиниринговыми компаниями и опережения этих компаний. Условий для развития инжиниринга, созданных государством, в настоящее время недостаточно, хотя и нельзя сказать, что государство ничего не делает [Мантуров Д.В. «Развитие инжиниринга – важнейшая составляющая формирования инновационной экономики в России». – Вестник МГТУ им. Н.Э.Баумана, 2013.]. Однако проблемная область состоит в том, что существующие бизнес-модели инжиниринговых компаний и созданные государством условия противоречат стратегии долгосрочного развития этих компаний как глобальных игроков на рынке инжиниринговых услуг в условиях конкуренции с иностранными игроками.

Во-первых, услугами оставшихся после СССР государственных НИПИ пользуются лишь министерства по государственным заказам. ВИНК не заинтересованы в услугах государственных НИПИ, поскольку в их собственных структурах имеются свои научно-технические центры (НТЦ) и инжиниринговые центры (ИЦ) в виде кэптивных компаний, где сосредоточены основные проектные и научно-исследовательские ресурсы (около 80% услуг обеспечиваются НТЦ и ИЦ при ВИНК). Такая ситуация привела к тому, что государственные НИПИ не сталкиваются с реальными задачами, которые стоят у ВИНК, что привело к существенной деградации их компетенции. Они оказались вне современных инженерных проблем нефтегазового бизнеса. Поэтому государственные НИПИ не являются центрами развития технологий и комплексных инжиниринговых услуг.

Во-вторых, независимые НИПИ сосредоточены в основном на услугах для небольших добывающих нефтегазовых компаний, а также на типовых проектных работах, где они являются посредниками между НИПИ при ВИНК и государственной экспертизой. При этом в этих проектах инжиниринговая роль независимых НИПИ очень слаба, поскольку в этой ситуации все проектные решения принадлежат либо сильной инжиниринговой службе добывающих нефтегазовых компаний, либо НИПИ при ВИНК. Отсюда при проведении тендерных торгов независимые НИПИ конкурируют в основном за счет минимизации своих издержек и небольшой маржи, поэтому в предлагаемой стоимости своих услуг отсутствует инвестиции на свое развитие и развитие технологий. Такие компании стремятся к однотипным работам и сторонятся наукоемких высокотехнологичных задач. Однако российские подразделения иностранных сервисных компаний сфокусированы на решении специфичных задач, где требуются нестандартные/инновационные подходы. Стоимость данных решений может кратно превышать типовые проектные работы, поэтому ВИНК зачастую обращается за услугами иностранных НИПИ, тем самым инвестируя в их развитие.

В-третьих, казалось бы, НИПИ при ВИНК могли бы взять на себя функцию развития технологий, которые необходимы в среднесрочной/долгосрочной перспективе и на своей базе взрастить высококвалифицированных технических специалистов, экспертов, одним словом, техническую элиту, которая могла бы осуществить развитие и преемственность технологий. Однако, все ВИНК, государственные и частные, нацелены на минимизацию своих издержек, как следствие, от этого страдает больше НИОКР, а НИПИ при ВИНК больше сосредоточены на задачах операционной деятельности добывающих предприятий, предпочтение отдает в пользу сиюминутных решений и не мотивированы в развитии технологий на среднесрочную/долгосрочную перспективу, которые не рассматриваются ими как долгосрочное конкурентное преимущество. А любое финансирование НИОКР воспринимается руководством как фактор, увеличивающий себестоимость добычи углеводородного сырья и снижающий конкуренцию на рынке конечных продуктов.

Таким образом, российские НИПИ не занимаются активным развитием НИОКР без финансирования нефтегазовыми компаниями и государством, поскольку НИОКР требует долгосрочных инвестиций. Корпоративные НИПИ стремятся больше заимствовать технологии, решая свои операционные задачи, а независимые и государственные НИПИ из-за отсутствия заказов на НИОКР все больше фокусируются на типовых сервисных услугах для нефтегазовых компаний. Хотя именно независимые инжиниринговые компании могут являться драйвером развития технологий при стимулирующем инвестиционном климате, поскольку технологии – это их конкурентное преимущество на рынке инжиниринговых услуг, если их рассматривать как самостоятельный бизнес.

Однако существуют высокие барьеры входа для независимых игроков на инжиниринговый рынок в части реализации крупных проектов нефтегазового строительства. Это связано, прежде всего, с монополизацией рынка, поскольку крупнейшие компании-заказчики предпочитают узкий круг кэптивных компаний, которые не дают им зайти на этот рынок и начать развиваться. Это снижает уровень конкуренции и препятствует развитию технологий независимыми компаниями. Поэтому сегмент независимых инжиниринговых компаний у нас развит слабо.

Чтобы развиваться и вкладывать в технологии, необходимо работать в EPCM-формате и получать прибыль на всех этапах цепочки создания ценности (добавленной стоимости). Недостаточный масштаб бизнеса независимых компаний не позволяет им развиваться по модели компании полного цикла – EPCM- компании (Engineering, Procurement, Construction, Management). В основном, российский заказчик не обладает компетенциями в сфере проектирования, строительства и эксплуатации объектов нефтегазовой промышленности, стремится получить услуги “под ключ” при максимальных рисках для бизнеса EPCM-подрядчика и минимальных – для заказчика. Однако взять на себя весь объем работ и всю ответственность за их выполнение может только инжиниринговая компания полного цикла, характеризующаяся финансовой стабильностью, наличием необходимой техники и специалистов, наряду с возможностью быстро мобилизовать эти ресурсы для выполнения проекта. Этими качествами обладают только крупные кэптивные компании, которые не “рыночные” и слабомотивированные на развитие технологий, а современные независимые компании мотивированны, но этими качествами не обладают, и это является барьером входа для них на крупные проекты.

Таким образом, еще одна проблема независимых инжиниринговых компаний состоит в том, что их бизнес-модели ориентированы больше на получение крупных типовых EPCМ-контрактов с исчезающе малой долей новых технологий, однако малый масштаб их бизнеса не позволяет им гарантировать заказчику свою финансовую стабильность и реализацию таких проектов. Поэтому такие заказы отдаются крупным строительным компаниям при ВИНК.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что развитие российского инжиниринга в нефтегазовой сфере возможно через независимые инжиниринговые компании, которые рассматривают инжиниринг как самостоятельный бизнес и мотивированы на развитие технологий с целью создания своих конкурентных преимуществ. Наилучшим вариантом развития независимых игроков инжинирингового рынка видится бизнес-модель, которая предполагает не фокусирование на крупных строительных EPCM-проектах, а поиск и выбор высокотехнологичной мелкомасштабной ниши инжиниринговых услуг в EPCM формате, например услуги по проектированию и строительству малотоннажных СПГ (сжиженный природный газ) - и GTL-установок (Gas to liquid). Их реализация позволит получать опыт, прибыль, инвестируя ее на развитие и расширение масштаба своего бизнеса, чтобы обеспечить инвестиционную привлекательность и конкурентоспособность с крупными строительными компаниями при ВИНК и глобальными иностранными инжиниринговыми компаниями в области высокотехнологичных задач. Однако существуют еще определённые проблемы с недостаточным опытом в части реализации таких проектов. Поэтому такие проекты должны реализовываться с участием опыта зарубежных инжиниринговых компаний, которые имеют опыт в этом сегменте рынка, а также с участием малых коммерческих инновационных предприятий при академических институтах. Это позволит интегрировать зарубежные и отечественные технологии и опыт проектного управления мирового уровня на небольших проектах, накоплению банков знаний, внедрению передовых лучших практик и технологий, за счет чего может быть обеспечен агрессивный рост и укрупнение российских компаний и выход их на рынок крупных EPCM-проектов.

Ответить | Цитировать
Звездочкой (*) отмечены поля, обязательные для заполнения.

Забыли пароль?
Правила Регистарция

Закажите обратный звонок:

Звездочкой (*) отмечены поля, обязательные для заполнения.